12.05.2023

Враги почувствовали нашу слабость и пошли в наступление

В последнее время ежедневно случаются какие-то ЧП, связанные с военными действиями.

В последнее время ежедневно случаются какие-то ЧП, связанные с военными действиями. И создаётся впечатление, что мы не можем  эффективно противостоять врагу.

Можно было бы объяснить всё происходящее – в т.ч. и тем, что на стороне Украины в открытую воюет с нами коллективный Запад, что средства ПВО ни одной страны не заточены под беспилотники и массированные ракетные удары. Если кто-то не верит, может посмотреть, что происходит в том же Израиле с его «Железным куполом». Можно было бы сказать, что у нас недостаточное количество живой силы и что мы не можем эффективно применять авиацию, поскольку украинской армии поставлено огромно количество ЗРК, в т.ч. переносных. Ну, объяснений может быть много. И на любой войне, если это война большая, как нынешняя, без поражений не будет и побед. Вот только проблемы здесь куда более глубокие.

Прежде всего я не понимаю вот чего. У нас есть Министерство обороны, Генштаб, много высших офицеров, которые учились воевать на профессиональном уровне. А читаешь тг-каналы, соцсети – ну, все они, получается, дураки и бездари, уж извините. судят о профессиональных качествах военачальников все, кому не лень. А подогревается всё это эффективными «военными блогерами».

Роль осуждателей берут на себя и некоторые военкоры, и толпы аналитиков, а также те, кто пытается возвыситься за счёт других, в т.ч. обиженные – например, Игорь Стрелков, который успешно вёл боевые действия в 2014-2915 годах, а потом был отстранён. Причин мы не знаем, но нынешние его выступления в публичном пространстве просто недопустимы.

Ещё один человек, который, с одной стороны, достоин всяческого уважения, а с другой – вызывает весьма противоречивые впечатления, это руководитель ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин.

Если честно, я вообще не понимаю, как может в нашей стране существовать частная армия, вооружённая зачастую лучше профессиональной, откуда-то имеющая деньги на ведение боевых действий и выплаты своим военным, к тому же находящаяся в какой-то странной оппозиции к армии официальной. То есть получается, что у нас две армии?

Штурмовики-«музыканты», судя по рассказам в соцсетях, воюют более эффективно, их боится враг, шаг за шагом они вгрызаются в один из самых сложных участков фронта – артёмовский.

Проблема лишь в том, что это лишь один небольшой участок, и делать его главным в военной кампании – это глубоко ошибаться.

Не знаю, наверное, Евгений Пригожин и его бойцы достигают и других целей, нам неведомых. Но нынешнее противостояние, причём открытое и нелицеприятное, между Пригожиным и Минобороны РФ крайне вредно в нынешней ситуации. Евгений Пригожин ведёт себя в данной ситуации так, как ведёт себя человек либо с манией величия, либо обречённый, взявший на себя непосильную ношу и надорвавшийся. Я не имею в виду его боевые заслуги - только отношение. Потому что неумение наладить взаимодействие с руководством Минобороны приводит к таким вот печальным результатам.

Нельзя, ну нельзя во время войны так, извините за грубое слово, сраться друг с другом, подставляя не только под репутационный, но и под физический удар всю страну. 

И тем и другим нужно крепко подумать, прежде чем так вести себя. Ведь разгром любой части наших военных - это победа врага, а не торжество амбиций противоборствующей стороны. 

Когда Пригожин рассказывает, как побежали части армии России под натиском врага, бросая отбитые вагнеровцами недавно позиции, я вместе с большинством населения страны, конечно, в душе возмущаюсь тем, что наши солдаты струсили. А возможно, у них не было достаточного количества оружия, чтобы удерживать позиции?

Ну, гадать тут можно – мы же не знаем, почему всё это произошло. Но скорее всего – это отсутствие мотивации.

Есть люди идейные, есть отчаянные, есть мужественные, а есть обычные люди. И требовать от них самопожертвования можно только во имя чего-то. Или они могут пойти на это из страха. Или, как говорится. За компанию. Или доверяя авторитетному человеку, умеющему убедить. За деньги, пусть даже и за большие, - вряд ли.

В ЧВК «Вагнер», насколько мне известно, мотивация есть, и здесь для её культивирования, что называется, все средства хороши. Многие, наверное. Помнят знаменитую кувалду? Возможно ли такое в Вооружённых силах? Конечно нет.

Но мне кажется, это и не нужно. Главное – чтобы ребята на фронте понимали, что за ними – страна, которая их поддерживает и которая хочет победить.

Однако здесь, пока ещё (?) подальше от линии фронта, как сегодня прочитал в одном издании «бизнесмены богатеют, люди сидят в кафе и ресторанах, противники СВО по-прежнему занимают посты в сфере культуры, высказывают свободно свои мнения – как будто никакой военной операции и нет».

А отдуваться за всё приходится тем, кто на передовой.

Позднее я ещё поделюсь с читателями «Большого Ростова» размышлениями по поводу дальнейшей ресоциализации наших ребят после победы над врагом. Которая, как мы видим, будет очень и очень нелёгкой. Мы все и не ожидали, что такой ценой (а возможно, и гораздо, гораздо большей!).

Проблема только в том, что многое в этой военной кампании многим из нас, в том числе и рядовым бойцам, по-видимому, неясно.

Так, неясно, почему же наши ВКС, давно уже имея возможность планирующими бомбами наносить разрушающие удары по инфраструктуре противника, никак не выведут из строя эту инфраструктуру. Почему поезда с натовской техникой, боеприпасами, личным составом по-прежнему доходят чуть ли не до передовой? Почему скопления вражеской техники и живой силы не уничтожаются сразу же? Почему целы мосты через Днепр?

Я вполне допускаю, что всему этому есть какое-то объяснение, однако нам никаких разъяснений никто не даёт.

Есть ещё странная «зерновая сделка», которая для России вряд ли выгодна и которая уже не раз становилась коридором для запуска морских беспилотников по Севастополю и, возможно, для поставок оружия Украине водным путём. Если есть какие-то особые причины для продления «зерновой сделки», нужно их хотя бы объяснить людям. Мы – не глупые, мы – поймём. Потому что в данной ситуации сомнения хуже, чем даже неприятная правда.

Пока наша армия копает укрепления, противнику поставляют ракеты, которые начали бить по глубоким тылам (имею в виду сегодняшний взрыв в Луганске). Вряд ли в данной ситуации нужно сидеть и ждать, когда «ломанут», - ведь могут просто перебить по укрытиям и уничтожить тылы.

Я ничуть не сомневаюсь в том, что у нас достаточное количество снарядов, бомб, ракет, беспилотников, техники, которая способна нанести врагу непоправимый, уничтожающий урон без соприкосновения военных подразделений в ближнем бою. Вопрос – почему этого не делаем?

У нас есть средства подавления систем связи, в т.ч. и противоспутниковое оружие. Да, это рискованно, это может грозить ответом. Но кажется, что все возможные красные линии давно перейдены.

Всем становится понятным, что, если дальше вести войну так же, нам грозит и истощение экономики, и апатия и даже, возможно, скрытое противодействие населения, а самое главное – случайные и бессмысленные человеческие жертвы, в т.ч. среди гражданских, разрушение промышленной и коммунальной инфраструктуры, усиление информационной войны. Чем дальше, тем больше зависимость ситуации от какого-то непоправимого случая, о которых даже подумать страшно.

В обществе созрел запрос на внятные и понятные действия. Нам всем нужно осознать, что идёт война и что надо воевать по-настоящему – всем, что у нас есть в наличии. А если продолжать лишь отвечать на провокации, причём не всегда и не слишком адекватно, враг найдёт способы и приёмы, которые могут разрушить Россию.

Кто-то будет этому, конечно, рад. Но что будем тогда делать все мы – десятки миллионов тех, кто без Родины не мыслит себя?

Очень надеюсь, что вся эта истерика в соцсетях прекратится, что прекратятся распри внутри общества, в том числе и среди военных, ибо неуверенность в своих силах, панические настроения способны перечеркнуть всё, на что мы надеемся.

Последние новости

Не оказаться в плену зависимостей

Алкоголизм и наркомания по-прежнему угрожают обществу. Они касаются не только каждого человека, попавшего в круг зависимости, но и семей нарко- и алкозависимых.

Закончился бензин: в Таганрогском заливе спали шестерых мужчин

В Таганрогском заливе спасли шестерых мужчин, которые во время морской прогулки застряли на лодке далеко от берега.

Мои безопасные каникулы: сотрудники МЧС проводят уроки безопасности для школьников

Начались летние каникулы, особенная пора для школьников, когда у ребят появляется больше свободного времени, а тем самым увеличивается риск возникновения различных ЧП, как на улице, так и в быту.

Card image

Путешествие по вкусам и традициям

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *